SOCIO-MUMBLE

01:10 

Записки из-под танка.

Socref
Дуализация глазами одного неТИМичного Есенина.

Эта заметка представляет собой наблюдения из жизни, которые не претендуют на истинность.
Рассматривая данный «животрепещущий» вопрос, я постараюсь давать отсылку к теории, насколько это возможно. По крайней мере, я вижу процесс дуализации в этой диаде именно так.


Сразу оговорюсь, что я далеко не стереотипный Есенин, но сомнений в ТИМе у меня не возникает, ибо по моему глубокому внутреннему убеждению все функции стоят именно на тех местах, которые описаны в теории.
Итак, начнем.

А начнем мы с того, что я считаю дуальность возможной только при относительной психологической зрелости, даже своего рода «здоровости» партнеров. Ибо, думается мне, чтобы та или иная личность пришла к осознанию необходимого ей дополнения другим человеком, ей надо, как минимум, проработать свои психологические проблемы. Закостенелость мировосприятия, порожденная проекциями, детскими обидами, наносным, которое проистекает из нашего детства, не только застилает нам глаза с точки зрения обычной жизни, но и, по моему мнению, очень сильно влияет на достоверность определения ТИМа. Допустим, имеем мы Жукова с набором внутренних травм, нарушением коммуникации и мазохистическими установками, привитыми семьей. Изначально ему эти мысли чужды, но под воздействием внешних факторов он вынужден жить по чужой виктимной программе. И типировщик за два часа, в течение которых проходит типирование, никак не сможет углядеть в нем истинную природу, ибо даже психотерапевтам требуются годы, чтобы вытащить истинную суть человека наружу. Ему говорят, что он какой-нибудь Бальзак или Джек, дают рекомендации к выбору профессии, построению отношений, а он удивляется, что ж ему так не комфортно внутренне с дуальным партнером? Почему все не так, как описано в теории? Почему то, что должно в идеале дополнять, приносит только раздражение, которое внешне проявлять стыдно/не правильно/что-нибудь еще, ведь мама с папой учили по-другому, а иной программы нет, как жить иначе никто не научил. Вот он и страдает. Потом, благодаря личной терапии (ну, прикидываем, сколько человек согласится пойти к хорошему психотерапевту в нашем постсоветском пространстве) или благодаря каким-то иным внешним факторам, наш мифический Жук таки отделяет «зерна от плевел», обретает новую когнитивную программу, приходит к осознанию самого себя и своих душевных потребностей. И вот, идет снова к типировщику, а тот: «Батюшки святы, какой ты Бальзак, какой ты Джек, ты – чистый Жуков!» И вот с этого момента, на мой взгляд, начинается самое интересное.

К слову, по той же причине я скептически отношусь к типированию лиц, не достигших возраста 20 лет, искренне считая, что подросток по природе своей подвержен сложным внутренним процессам, которые мешают точности определения ТИМа.

Итак, у нас есть определенно точно Жуков и определенно точно Есенин, которые встретились в определенной плоскости. Я буду рассматривать не только отношения романтического характера, но и тесные дружеские взаимосвязи, так как имею подобный опыт.

Начнем с воздействия Программной Черной Сенсорики Жука и оной же, только Суггестивной у Есенина.
Жук, если он реализован в карьере, что для представителя данного ТИМа очень важно, является личностью авторитетной. Для него сложно переключаться, как впрочем, и для всех остальных людей. Он прет как танк не только в должности руководителя, полковника, политика и т.д., он прет везде. Конечно, переживает, нервничает, но все равно идет к своей цели, потому что в структуре его приоритетов для своих желаний, статуса и денежного обеспечения выделено особое непререкаемое место. И, по идее, Есенин, как носитель суггестивной ЧС, должен восхищаться, хлопать в ладошки, всячески поддерживая партнера, так как аналогичные действия у него, убогенького, требуют куда больших физических и моральных затрат. Грубо говоря, в Жукове есть сильный, наполненный ресурс, а у Есенина он куда слабее, мельче. И тут начинается самая неприятная штука. Есенин смотрит на Жукова, восхищается, а на душе-то кошки скребут. Вот он может, а я не могу. Он всех строит, зарабатывает, еще и дома успевает помогать, а я выдыхаюсь на половине пути. Особенно, когда дело касается романтических отношений. Бытовуха, в которой Жук силен, а Есенин намного более субтилен, рушит очень многие браки, что уж говорить о том факте, что в данной диаде бытовые проблемы, как правило, распределены не равно. И если кто-то думает, что Жук не спит каждую ночь, мечтая о том, кому бы помочь, куда бы свою ЧС девать, я считаю, что он очень ошибается. Жуков и так замучен «пробиванием» к вершинам в режиме «через тернии к звездам». Он хочет приходить домой в полной уверенности, что все на месте, что пожрать приготовлено, что Есенин не в гипсе, не в сломал себе ничего, что сантехника, пока он пахал, кто-то встретил, на проблему указал, а штукатурку, которую выбрали для ремонта кухни, привезли вовремя, и кот даже не вскрыл пакет с этой штукатуркой, и даже не сожрал ее, и, тем более не бьется в агонизирующем припадке перед тем, как отдать кошачьему богу душу. Он занят более масштабными делами, ему не нужен мертвый балласт, который потянет его ко дну. Ему нужен партнер, который сможет взять на себя утомляющие мелочи. И вот если дуализация только начинается, по моему мнению, эта «не равность» может вылиться либо в стимул дотянуться до партнера, стать ему помощником, по-русски говоря «не ударить харей в грязь», либо во взаимные упреки, недовольство, обиды и всевозможные манипуляции, которые принесут в итоге смерть отношениям, какими бы они ни были.

С ЧС более-менее понятно, я думаю. Теперь рассмотрим все с точностью до наоборот — отношения с Интуицией Времени у обоих ТИМов.
Вот, хоть убейте, не встречала я Жуков, способных переносить неопределенность. Они не умеют прогнозировать, если у них нет стойкой опоры под ногами — логической базы. Т.е. спроектировать исход событий с точки зрения абстрактного взгляда на картину в целом — не их конек. И вот тут как раз настает их время «обтекать» в позорном углу, а, как известно, люди бывают очень уязвимы в тех местах, которые меньше всего защищены.

Говорят, что Есенины обидчивые. На самом деле, открою вам секрет — обидеть Есенина куда сложнее, чем Жукова. Есенин, он зверь упертый, хитрый, иногда даже твердолобый. Иногда мы бываем как капризные дети, топаем ногами, плачем, но, увидев новую игрушку, тотчас забываем о том, что только что находились в стадии «смерть всему сущему» –солнце взошло на небе и бабочки закружились вокруг, как ни в чем не бывало. А вот у Жуков это так не проходит. Мало того, что они такие же ранимые, обидчивые, сентиментальные как и все остальные ТИМы, так и выразить подчас точно этого не могут, разбираться в отношениях не любят, да и не умеют, честно говоря. И обиду свою помнят долго. Так вот, если вы хоть один раз уязвили Есенина в том, что он несостоятельный, при наличии каких-нибудь стоящих «ништяков» Вам, вероятно, это заявление простится. А вот если Вы хоть раз упрекнули Жука в том, что он хреновый стратег, будьте уверены, он запомнит надолго. Ибо здесь все работает точно также, как и в предыдущем абзаце, под девизом «Он может, а я не могу». И очень часто, особенно когда вопрос встает об этической стороне жизни, Есенин уже видит исход «битвы», стараясь всеми силами предупредить Жука о том, чего делать не надо. Жук в первые года два не слушает, доказывает, что он прав, потом ошибается, слышит от Есенина «Я ж говорил!», заводится еще больше, хлопает дверью, потом с повинной возвращается домой, про себя повторяя как мантру «Только бы не плакал... Только бы не плакал...». Потому, что памятуем про быт. Памятуем, что уважения и доверия Жука сложно добиться, потому, что они все какие-то чрезмерно подозрительные по непонятной мне причине. Складываем в кучу и получаем снова либо взаимные претензии, либо стимул расти и доверять. С этим, вроде как тоже разобрались. Ну что, едем дальше?

Нас объединяет то, что мы ценим информацию и всеми силами стараемся ей завладеть. Только я делаю это, пользуясь этикой, а Жуков – логикой и все той же сенсорикой. Он пользуется интеллектом как инструментом, а для меня интеллект выступает некоторым мотивом, если можно так выразиться. Большинство моих друзей СЛЭ привлекал именно мой интеллект, мое умение обращаться с информацией, умение ее получать легко и непринужденно в ходе беседы. Это, я думаю, не ТИМное — отдавать предпочтение людям, которые отличаются от питекантропов и внешностью и количеством серого вещества. Но, так или иначе, Жуковых, которых бы привлекала моя, так скажем, женственность и невесомость — я не встречала. Может, не повезло, не знаю. Но они не проходили мимо меня тогда, когда видели мою решимость и интеллект. А заботиться и помогать Жуков точно абы кому не станет. Они разделяют близких и всех остальных (аристократы, как и Есенины), и впрягаться станут только за первых, причем до победного конца. Вспоминаем все ту же подозрительность, стремление устраивать проверки, присматриваться... Ох, близким для Жукова можно становится очень долго. Хотя, можно и быстро, если вдруг так сложилось, что в него стреляли, а вы прикрыли его своим плечом. Или, не знаю, палец в доказательство своей верности отрезали. Вот по поводу такой банальщины, кстати, действительно сильно заморачивается и та и другая сторона. Например, Есенин мечтает, чтобы за него умерли, (ну, конечно, желательно чтобы после клинической смерти героический чувак все-таки выжил), а Жуков мечтает получить в доказательство преданности сердце врага (на худой конец хорошо приготовленное говяжье сердце). Подобные измышления проскальзывали в беседах с Жуковыми, да и Есениными, и мелькала данная «военно-патриотическая романтика» достаточно часто.

В этом, пожалуй, состоит плюс дуализации, ибо дуалу совершенно не нужно объяснять стратегию своей мысли. Бетанцы, по моему мнению, это в некотором роде современные рыцари, в которых уживаются средневековые понятия о чести и доблести вместе с современным представлениями о «хорошей жизни». Так или иначе, образ мышления и у Жукова и у Есенина, как правило, за версту разит культом силы, и оба совершенно не понимают, когда их обвиняют в варварстве, двойных стандартах и прочей, по их мнению, чуши.

Активационная функция (БЛ) Есенина не терпит хаоса вокруг. Есенину нужна структура, которую самостоятельно он воспроизводить не может или может очень слабо. Как правило, в теории предполагается, что Жуковская творческая белая логика должна как раз таки быть тем самым конструктивным элементом, который аки супермен спешит на помощь. Вот только есть одно но. Как ни крути, а я думаю, что единственное, что может воспитать активационную функцию и прокачать ее до более-менее осознанного состояния, особенно в случае этиков-интровертов, это похвала, терпение и чуткость. А на первых порах во всех сферах отношений Жуков выбирает позицию «волшебного пинка», который, по его глубокому убеждению, единственное, что действительно может навести порядок и призвать к действию. Забывает же про свою этику эмоций, которая Есениным стимулируется, как правило, с позиции «ментальный хук» исключительно из какого-то незримого раздражения. Часто я слышала от Есениных в адрес их дуалов: «Ну, я ж не понимаю, как можно так себя вести!!!». И потоки своего непонимания они выливают в виде желчи, укоров и обвинений. Жуковы не остаются в долгу, срывая с себя маску безмятежности и сдержанности. «Ты можешь хоть раз быть последовательным?!» – кричит в ответ дуал, и нашла коса на камень. Активационные функции работают у обоих фоном, а вместо осознанности мы получаем критику, которую активационная функция ой как не любит.

Читая мои слова, можно подумать, что дуализация – это плохо. Не то, чтобы я пыталась донести это, нет. Скорее, я хочу подготовить читателей к тому, что описанная теория возможна только с условием терпения и понимания того, что рай наступит только тогда, когда вы с партнером/другом/начальником пройдете все круги ада по всем функциям. Взять хотя бы те же болевые — черную логику и белую этику. Как Есенин и Жуков запросто могут проехаться друг другу по болевым, даже не понимая этого?

Объясняю. Для Есенина важен его внутренний мир. Это только первые месяцы после знакомства он будет уделять интересующей его личности все свое свободное время, дабы показать свою симпатию и расположение. Потом, когда личность уже встроена в систему отношений, необходимость быть постоянно с ней отпадает. И Есенин может аккуратно свалить в себя, находясь при этом порой в одной комнате с человеком. Берешь книжку, в уши — музыку, поворачиваешься задом и «пусть весь мир подождет». А вот Жукову, особенно, если он намедни чего-нибудь съязвил или заорал, не очень понятно, отчего такие резкие перемены в поведении. Иногда Жуков пойдет разбираться, иногда — просто запишет себе на корочку головного мозга и начнет самостоятельно искать объект, который вызвал, по его мыслям, ухудшение настроения его дуала. Так вот, большинство Жуков в отношениях чувствуют себя как слон в посудной лавке. Они действительно не соображают, каким словом утешить, каким подбодрить. Как правило, система отношений Жукова, представляет собой некий алгоритм, наработанный с опытом. Т.е., если человек делает вот так, значит, что он ко мне расположен. Если человек делает сяк, значит, что он ко мне относится негативно. Чем больше позитивного опыта у Жукова, тем меньше у него возникает параноидальных заскоков. И в обратной закономерности, соответственно. Невольный кокетливый взгляд Есенина в сторону интересного собеседника, робкое дружеское касание, может быть расценено на базе негативного опыта Жукова как предпосылка к измене. Иногда то, что естественно для Есенина, делает неподготовленным Жуковым адски больно. И наоборот. Есенин, по моим наблюдениям, очень любит быть деловым и работящим, по крайней мере, с виду. Сама мысль о том, что он как профессионал из себя ничего не представляет — равна боли больской. И, когда весь такой несчастный он приходит домой, жалуясь, как ему сложно, муторно, какая мерзкая работа, и как хочется свалить, совершенно не надо давать ему ЦУ на тему того, что вовсе не работа у него гавно, а он сам. А Жук может, он же помочь хочет, объяснить, смягчить, так сказать, пилюлю. А получается, что высказывает он это все в категоричной манере, которую, как в известном мультфильме «и даром не нать, и с деньгами не нать...». Есенин в слезы, крики... Жуков за дверь, психовать, что вот он опять обидел, а видит бог, не хотел. Вот и поговорили...

Мне кажется, что все это можно пройти малой кровью, при условии того, что люди, в первую очередь по-человечески, будут друг друга любить и уважать. Не так страшен черт как его малюют, но надо понимать, что тот факт, что противоположности притягиваются, далеко не означает, что они вместе уживутся. Говорят, что самые крепкие из всех браков построены на отношениях активации, тогда как статистика разводов в дуальных браках превышает половину. Уж не знаю, что там с разводами, но все, что я здесь описала, основано на моем субъективном опыте, опыте моих знакомых, собрано по ниткам из чужих слов, ночных откровений, написано с целью, быть может, помочь как-то понять друг друга, а главное не бояться сложностей, которые возникают у всех в процессе притирки, а в дуальных парах нередко умножены на двое.

Всем спасибо. Ваш неТИМный Есенин, записки из-под танка.

URL
Комментарии
2015-01-04 в 14:53 

Очень интересно было почитать, спасибо. Знакомую Жуковку-девушку узнавала в каждом предложении) Про дуальность данной пары изнутри очень познавательно.
Отдельное спасибо за столь подробно развернутое напоминание о том, что дуальность в принципе возможна лишь при обоюдном терпении и уважении. А то все говорят, что дуальность - это не панацея, но по-настоящему это понимают лишь единицы.

.....

URL
2015-01-04 в 15:08 

Уважаемый гость, спасибо за комментарий. Очень приятно знать, что мои наблюдения все-таки кому-то интересны . Ваше пожелание о подаче материала учту).
НеТИМичный Есенин.

URL
2015-02-28 в 00:36 

Благодарю за объективную статью, которая отличается большей правдивостью, чем среднестатичная статья по соционике.
Жуков

URL
   

главная